ПСИпомощь

Как Британская медицина официально признала гипноз

В то же время, что несколько неожиданно, комитет не исключает использования гипноза специально подготовленным психологом или ассистентом, кому врач лично доверит избранных пациентов».
Из-за этого комитет считает, что гипноз может причинить вред, если им пользуются люди, равнодушные к состоянию пациента или не осведомлённые о болезненных осложнениях под гипнозом. Поэтому комитет полагает, что использование гипноза для лечения физических и психических расстройств должно быть ограничено лицами, подписавшими этический кодекс, регулирующий взаимоотношения врача и пациента. 
Комитет отмечает, что гипноз может привести к быстрому или даже немедленному развитию отношений между гипнотизёром и пациентом до той степени интенсивности, которая при обычных психотерапевтических методах достигается очень медленно. Опытный врач-психотерапевт, однако, обязан понимать, что эти отношения являются частью лечебного процесса, и должен приложить все усилия к тому, чтобы не навредить последнему. Использование гипноза без соответствующих знаний и опыта не позволит контролировать сильные эмоции, которые могут стать результатом этих отношений. 
Научиться гипнотизировать, несомненно, очень просто, чего не скажешь об искусстве выбора подходящего объекта. Поскольку это решение чревато опасностями, предоставим его психиатру. Практикующие гипноз утверждают, что гипнотизёр не способен заставить объект делать то, чего он обычно не делает. Но комитет предупреждает: если пациент предрасположен — либо сообразно строению организма, либо в связи с болезнью — к сильной психоневротической реакции или антисоциальному поведению, существует опасность, что гипноз может проявить эти качества. По этой причине нельзя исключать возможность совершения объектом гипноза преступлений, в том числе опасных для жизни гипнотизёра. 
Если вспомнить, что ещё сто лет назад основные хирургические операции успешно проводились с помощью гипноза в качестве анестетика, нет ничего удивительного в рекомендации комитета иногда использовать гипноз в хирургии и стоматологии, если есть причины не применять анестетики. Поскольку женщины на определённой стадии беременности особенно внушаемы, возможно с помощью гипноза обезболить процесс разрешения от бремени. Впрочем, для доктора это будет чересчур долгая и утомительная процедура, да и женщина может лишиться ощущения того, что она выносила своего ребёнка. 
Далее в заметке газеты Guardian сообщалось: «Комитет согласен с тем, что гипноз может иногда применяться при лечении некоторых психосоматических расстройств. Обсуждается вопрос о его применении при кожном зуде. Но в таких случаях гипноз следует рассматривать лишь в качестве полезного дополнения к другим формам психиатрического лечения. Как отметил один из представителей комитета на вчерашней пресс-конференции, это первоклассный способ сократить продолжительность лечения, ибо он позволяет психиатру быстро выявить скрытые мотивы пациента и донести до него собственные мысли. 
Просто сказать ей: «Я люблю тебя». Но в 1935-м хотелось чего-то демонического, как в кино. (Изображение Danielle Buma.)
Тем самым признавалось, что гипноз имеет определённое место (хотя и небольшое) в ортодоксальной медицине. Похожий вывод был сделан шестьюдесятью годами ранее другим специальным комитетом ассоциации. 
Они полагали также, что обучение использованию гипноза в клинической практике должно быть доступно всем аспирантам, которые специализируются на психологии, а также будущим анестезиологам и акушерам. Университетским факультетам и научным фондам было рекомендовано организовать исследование гипноза. 
Специальный комитет, состоявший из трёх психиатров и одного семейного врача, в течение почти двух лет собирал нужные сведения и пришёл к выводу, что студентов-медиков необходимо инструктировать о возможностях, ограничениях и опасностях гипноза как формы терапии. 
22 апреля 1955 года газета Guardian опубликовала репортаж о пресс-конференции Британской медицинской ассоциации, на которой была подтверждена репутация древнего искусства гипноза..По материалам The Guardian

 

You are here